Все ГОСТы званые

27.11.2017

Глава Росакредитации Алексей Херсонцев: Контроль за безопасностью импортных товаров станет жестче

Текст: Игорь Зубков

Российская газета - Федеральный выпуск №7434 (268)                                                  

В связи с бурным ростом электронной торговли надо обязать китайские интернет-магазины проверять свою продукцию на наши требования по безопасности перед началом поставок на российский рынок. Об этом заявил руководитель Федеральной службы по аккредитации Алексей Херсонцев на "Деловом завтраке" в "Российской газете".

Товары из зарубежных интернет-магазинов никто на требования по безопасности не проверяет. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Товары из зарубежных интернет-магазинов никто на требования по безопасности не проверяет. Фото: Владимир Смирнов / ТАС

Он также рассказал, что уже отправлен в правительство законопроект, который поможет сократить поток некачественных товаров из-за рубежа. Росаккредитация и органы надзора, в том числе Роспотребнадзор, смогут отзывать сертификаты по итогам своих проверок на потребительском рынке. А для экспортеров изменятся правила игры в связи с вступлением Росаккредитации в Международную организацию по аккредитации лабораторий (ILAC).

Алексей Игоревич, что происходит с той продукцией, на которую были выданы документы тех органов по сертификации и лабораторий, которые по результатам ваших проверок были закрыты или приостановлены?

Алексей Херсонцев: Этот вопрос является ключевым для дальнейшего движения в плане вычистки рынка. Проблема в том, что законодательно ни один из органов надзора не наделен полномочиями по оперативному аннулированию сертификатов. Теоретически это можно обосновать - контролер на рынке не может отменить чужое решение. Сейчас так: проверка, как правило, - это не меньше месяца, после нее мы выдаем органу по сертификации предписание отменить сертификаты. Через какое-то время проверяем, отменил или нет. За это время продукция уже разошлась по рынку. Недобросовестные участники пользуются этим окном по максимуму.

У нас есть такой реестр деклараций, в котором указаны предписания по их отзыву, там где-то 2,5 тысячи записей за четыре года. Это при том, что в год принимается чуть меньше миллиона деклараций, то есть процент очень небольшой. Поэтому мы договорились, и все это поддерживают, о наделении органов по надзору на рынке и Росаккредитации правом принимать решения об аннулировании сертификатов по результатам своих проверок. Однако законопроект этот движется очень медленно.

кавычки

Проблема качества товаров из Китая - это чаще всего проблема заказчиков из России, которые везут похуже, но подешевле

На какой стадии он находится?

Алексей Херсонцев: Законопроект сейчас в правительстве, мы рассчитываем, что в ближайшее время его вынесут на рассмотрение.

Как будет работать этот механизм? Вы отменяете сертификат на товар, который уже частично разошелся по магазинам, и что дальше с ним должно произойти?

Алексей Херсонцев: Основная часть сертифицируемой продукции - это импорт. Обычно сертификаты выдаются на серийное производство сроком на три - пять лет. Как только в нашем реестре напротив конкретного сертификата загорается красная лампочка, это сигнал таможне не пропускать такую продукцию, а орган по сертификации при этом обязан уведомить поставщика. Торговые сети, в свою очередь, должны прекратить продажи этой продукции. У крупных сетей сейчас большой интерес к информационному взаимодействию с нами, чтобы они в своих базах данных видели автоматически появляющиеся красные флажки, как только те появляются у нас в реестре.

Сейчас предписания об отзыве сертификатов исполняются плохо?

Алексей Херсонцев: Бывают случаи, когда органу по сертификации проще ликвидироваться, чем выполнить предписание. Мы имеем право проверять только тех, кто у нас аккредитован. Поэтому когда у него аккредитация прекращается, мы уже не можем проверить, что он там выдал раньше.

Поэтому мы сейчас активно выступаем также за то, чтобы у Росаккредитации появилось право ретроспективной отмены сертификатов. Если у нас есть подозрение, что тут не все чисто, а аккредитованное лицо, даже уже прекратившее аккредитацию, не может нам доказать обратное либо просто игнорирует запрос, у нас должна быть возможность отменить его сертификаты списком, не вдаваясь в подробности.

Какая доля сертификатов выдается с нарушениями, без испытаний? О чем говорят результаты ваших проверок?

Алексей Херсонцев: У нас не стоит задача дать некоторую среднюю температуру по больнице. Я могу назвать какие-то цифры, но по ним вряд ли можно судить о рынке в целом, поскольку в надзоре мы внедряем риск-ориентированный подход. То есть проверяем только там, где по определенным признакам у нас есть основания полагать, что нарушения есть. В прошлом году, например, мы выявили нарушения в 77 процентах проверок, но это не значит, что 77 процентов всего рынка - это фальсификат. Если брать сплошную выборку, то будет, во-первых, гораздо меньше, во-вторых - не всегда сертификат, выданный с нарушениями, свидетельствует о том, что продукция небезопасна.

 

Инфографика "РГ" / Александр Смирнов / Игорь Зубков

Вы говорили, что 30-40 процентов сертификатов выдается на китайскую продукцию. Значит, и проблемы "липовых" сертификатов во многом связаны с небезопасными товарами из Китая?

Алексей Херсонцев: Китайской продукции на нашем рынке много, поэтому кажется, что и плохой продукции из Китая тоже много. На самом деле в большинстве случаев это проблема недобросовестности российского заказчика. Он мог потребовать сделать получше и подороже, но попросил похуже и подешевле.

Второе - как правило, товар сначала поступает в Россию и только потом поставщик запускает процесс подтверждения соответствия нашим обязательным требованиям. Поскольку продукция поступает в очень больших объемах, то возникает большой спрос на быстрое приобретение "правильных" документов. Разумеется, он рождает предложение, поэтому здесь одними усилиями Росаккредитации ситуацию не исправить.

Зато на товары из китайских интернет-магазинов никаких сертификатов не нужно.

Алексей Херсонцев: Да, и в этом смысле стремительный рост электронной трансграничной торговли ставит новые вопросы перед регуляторами. Товары в почтовых отправлениях для личных нужд (а именно так они к нам поступают из большинства зарубежных интернет-магазинов) не проверяются на соблюдение обязательных требований по безопасности. Коль скоро сервисы электронной торговли замещают традиционный рынок, регуляторам надо очень серьезно подумать, как выстраивать техническое регулирование в этой сфере.

Поскольку Россия является чуть ли не крупнейшим иностранным заказчиком у известной китайской площадки, то, на мой взгляд, очевидно, что эту тему нужно обсуждать напрямую с этой компанией, с привлечением китайских регуляторов. Если они заинтересованы в нашем рынке, то должны согласиться с тем, что конкурентные условия хотя бы на уровне режима технического регулирования должны быть выравнены.

В Интернете по-прежнему есть посредники, которые предлагают очень быстро получить сертификат, видимо, безо всяких испытаний. Провести контрольную закупку и понять, кто за ними стоит, вы можете?

Алексей Херсонцев: Юридически - нет. Но Госдума уже в первом чтении приняла поправки, запрещающие рекламу такого рода услуг без ссылки на конкретный номер аттестата аккредитации.

Когда продавец показывает ксерокопии каких-то сертификатов, им вообще можно доверять?

Алексей Херсонцев: Требование о том, что у продавца должна быть на руках бумажная копия сертификата, в законе о техническом регулировании отсутствует. Достаточно, чтобы в товарно-сопроводительных документах были номера соответствующих документов. И по ним, и по ксерокопиям, о которых вы говорите, можно проверить в реестрах на сайте нашей службы, кто ввез в страну или произвел продукцию, в каких лабораториях она прошла испытания и т.д.

Конкурентное преимущество тех, кто выдает липовые документы, - это демпинг. В связи с этим не рассматриваете идею установить некие минимально справедливые цены на лабораторные испытания, поверку средств измерений?

Алексей Херсонцев: Тогда ежегодно нам надо будет отслеживать ценообразование на миллионы испытаний. И потом - как отслеживать, требовать, чтобы в нашу систему ценник вносили? А этот ценник правильный? Думаю, что неправильно вводить какие-то ограничительные меры именно по цене испытаний.

Автор: Александр Шансков

Проблемы на нашем рынке оценки соответствия могут как-то повлиять теперь на отношения с ILAC, нашу репутацию там?

Алексей Херсонцев: Перед тем как принять нас в ILAC, команда международных специалистов провела серьезную выездную оценку нашей системы аккредитации и решила, что ей можно доверять. Мы от них ничего не скрывали.

И потом проблемы есть не только у нас. В IAF (Международный форум по аккредитации) целая рабочая группа борется с мошенничеством в сфере выдачи сертификатов. Недавно ISO (Международная организация по стандартизации) приняла новый стандарт (он скоро вступит в силу), где прямо прописано, что орган по аккредитации имеет право прекратить работу аккредитованного лица при любых подозрениях в мошенничестве. Эта норма появилась ведь не просто так.

То есть если у нас в стране мы ведем дискуссии о том, часто мы проводим проверки или не часто, можно ли оспорить наш отказ в аккредитации или нельзя, то вот этот международный подход состоит в следующем: раз есть основания не доверять, то орган по аккредитации вправе уже только в силу этого прекратить аккредитацию, потому что репутационно и юридически он отвечает за деятельность лиц, которых аккредитовал. За этим подходом будущее и в России, хотя он, конечно, имеет коррупционные риски.

 

Борьба за качество

 

Cоглашения о взаимном признании

Алексей Игоревич, присоединение к ILAC открывает возможность признания наших протоколов испытаний за рубежом, но для этого нужны двусторонние соглашения. С кем они будут заключены, какие страны первыми начнут принимать наши протоколы напрямую?

Алексей Херсонцев: Во-первых, существует большой сегмент B2B-отношений в сфере оценки соответствия.

Ведь бизнес как говорит - это все хорошо, что вы получили какие-то сертификаты, которые от вас государство требует. Но мы хотели бы еще и убедиться, что продукция соответствует нашим требованиям по качеству.

Наличие знака ILAC на результатах лабораторных испытаний для многих зарубежных партнеров как раз является необходимым условием, гарантиру­ющим качество проведенных испытаний.

Теперь по поводу государственных требований. Здесь можно идти несколькими путями. Первый - заключение международных соглашений о взаимном признании результатов испытаний и сертификатов. Во многом это уже сфера Евразийской экономической комиссии. Она ведет переговоры о создании зон свободной торговли с несколькими странами, и, вероятно, кому-то из них мы сможем поставлять продукцию с нашими сертификатами.

В одиночку Россия может напрямую договариваться только по той продукции, которая не подпадает под наднациональное регулирование в рамках ЕАЭС.

Соглашения о взаимном признании на государственном уровне результатов испытаний и сертификатов - это все-таки компетенция наших министерств, отвечающих за госполитику в сфере взаимной торговли, - минэкономразвития, минпромторга. Есть и дополнительная альтернатива, которую мы как служба можем запустить, - это программы двойной аккредитации, когда мы с нашими коллегами из другого государства договариваемся о том, что они вместе с нами участвуют в аккредитации определенных лабораторий, работающих с основными товарами нашего экспорта, и дадут им свою аккредитацию тоже.
После нашего присоединения к APLAC (Азиатско-Тихоокеанская организация по аккредитации лабораторий. - Прим. ред.) некоторые зарубежные органы по аккредитации и сами стали предлагать нам такие программы, потому что у них тоже есть на это спрос со стороны бизнеса. Сейчас мы с ними обсуждаем, какие товары без дополнительных испытаний мы бы могли поставлять , а какие они к нам.

Мы хотим сделать эту историю системной, массовой. Не надо вам из этой страны сюда постоянно приезжать, смотреть, как экспортер работает, мы сами посмотрим, раз вы нам доверяете.

И здесь важно наше присоединение к договоренности о взаимном признании в рамках ILAC, потому что оно означает доверие.

Инфографика "РГ" / Александр Смирнов / Игорь Зубков

С какими странами программы двойной аккредитации могут быть запущены в первую очередь?

Алексей Херсонцев: Мы подписали меморандумы о взаимодействии с национальными органами по аккредитации Китая, Индии, Ирана, - это все наиболее перспективные экспортные рынки.

Но это, конечно, пока не соглашения о реализации программ двойной аккредитации. Больше пока не могу рассказать, потому что переговоры любят тишину.

Не всегда важно иметь государственное признание. Например, для нас важно стать участником Международного форума аккредитации халяль-продукции (IHAF), чтобы без двойных испытаний можно было поставлять халяльную продукцию в страны Персидского залива. Мы будем стремиться в течение полутора-двух лет войти в рабочие органы IHAF, чтобы перекинуть мостик туда для тех, кто у нас в стране занимается халялем.

Читательница, представляющая испытательную лабораторию, просит рассказать о порядке получения разрешения на знак ILAC MRA для работы с иностранными заказчиками.

Алексей Херсонцев: Правила с подробностями процедуры (изменения в приказ минэкономразвития) в течение одного-полутора месяцев будут выпущены.

По крайней мере, на первом этапе мы будем на каждую лабораторию выдавать специальное разрешение на использование знака ILAC. Надеюсь, мы придем к тому, чтобы выдавать это автоматически всем аккредитованным лицам.

Сколько лабораторий уже обозначили свой интерес к международному знаку?

Алексей Херсонцев: За последние месяцы поступило 10-15 запросов, как правило, со стороны лабораторий крупных российских производителей. Но, я думаю, заинтересованность есть у гораздо большего числа лабораторий.

 
   

// Российская Газета